Alexander aka Leit (alex_leit) wrote,
Alexander aka Leit
alex_leit

Category:

Сухой закон 1914 года

Иногда кажется, что ничто не ново в этой жизни. Читал как-то у родителей страшную газету, непонятно как же называющуюся – "СБ. Беларусь сегодня" – мимикрируют, так сказать. И натолкнулся на статью «Видеть читателя в лицо», где разговор идет Вячеслава Бондаренко – автором ряда исторических романов. Сами книги не читал, поэтому ничего про них сказать не могу, да и не буду, заинтересовало меня там несколько абзацев.
Один, не касающийся нынешнего поста:
"Ведь великая война [Первая Мировая – прим. авт.] перепахала Беларусь вдоль и поперек, здесь не было ни одной семьи, в которую бы она не вошла. Из 7 миллионов тогдашних белорусов 3,5 миллиона попали под германскую оккупацию, 1,5 миллиона стали беженцами, почти миллион служил в армии... А потом — полное забвение почти на сто лет. Ветераны той войны не получили от Родины ни вечных огней, ни мемориальных комплексов, ни юбилейных медалей, ни пенсий — вообще ничего. Так что мы все в долгу перед своими прадедами и прапрадедами. Надеюсь, столетие со дня начала великой войны в 2014–м в Беларуси будет отмечено на должном уровне."

Остальные связаны с сухим законом, введенном в Российской Империи в 1914 г. (как оказалось, аналоги его были приняты в ряде стран), о котором я сам узнал лишь лет пять назад, будучи более наслышанным про сухой закон в США (в курсе истории, что в школе, что в универе, это явно посчитали излишней информацией, там больше было про революционную борьбу трудящихся, интересно, сколько человек начало бороться с властью под влиянием этого закона? ;).

Процитирую строки про сухой закон и что он вызвал:
"— Кстати, как вы узнали о торговле кокаином в минских аптеках? О самоварах с водкой?

— Об этом вспоминают многие мемуаристы. Первый «сухой закон» был введен 2 августа 1914 года. Сначала он касался только водки, а потом был распространен на вино и пиво. Что интересно, население встретило эту реформу с радостью. Практически исчезло хулиганство, на улицах не было слышно ругательств, уменьшилось число нищих и увеличилось — тех, кто ходит в храмы. Повсеместно закрывались питейные лавки. Но почти сразу же новый закон начали и обходить.

Самым популярным был денатурат. Его продавали в казенных лавках по специальным талонам, но возле лавок всегда толкались люди, продававшие такие талоны по 20 рублей. Можно было и купить его из–под полы на рынке по 60 рублей за ведро. Денатурат процеживали через горячий черный хлеб, обрезав у него корки, потом кипятили его в самоваре с гвоздикой, корицей, луком или лимонной кислотой. Часто бутылку денатурата смешивали с двумя бутылками воды и пили. От этого люди слепли, сходили с ума, но... пили!

Популярными были также одеколон (его производство в России подскочило в 10 раз!), политура, лак, эфир. В аптеках можно было купить древесный спирт, киндер–бальзам. Обходным путем можно было получить и водку, например, для изготовления свечей, для очистки церковных куполов. Ну и, конечно, гнали самогон, который продавался по 4 — 8 рублей за ведро.

А те, кто был побогаче, шли в рестораны гостиничной категории. Там процветали самовары с коньяком и шампанским. Кстати, если такой ресторан накрывала проверка, владельца штрафовали на 3 тысячи рублей или сажали в тюрьму на 3 месяца. Но это мало кого останавливало.

Растущая наркомания тоже стала последствием «сухого закона». От свободной продажи наркотиков в аптеках быстро отказались, но в 1916–м «грязный», смешанный с зубным порошком грамм кокаина можно было без проблем купить с рук за 5 рублей."

Ничего напоминает? А что было после введения сухого закона в середине 80-х годов в СССР? Не один в один, но очень похоже – в ход шли и технический спирт, и одеколон, и самогон. Да и рост количества наркозависимых в конце 80-х, продолжившийся в 90-е уже по другим причинам, не в последнюю очередь связан был с "сухим законом".
Получилось, что обратно наступили на те же грабли, а если вспомнить, что оба раза сухой закон был введен незадолго до распада сначала Империи, а потом Союза, то вообще символично получается.
Насчет радости населения – охотно верю, у нас и сейчас пройдись по народу – больше половины из лучших побуждений (все помнят, куда они ведут?) с радостью проголосовало бы за сухой закон (мол, наконец-то муж перестанет пить), не думая, что потом сами же будут ругать правительство, когда надо будет отметить день рождения, свадьбу, 8 марта и т.д. Потому как мало кто вдается в детали, думает о последствиях принятия того или иного законодательного акта.
Действует шаблон – есть проблема алкоголизма, надо решать. Как проще всего решить? Правильно, запретить алкоголь – проблема исчезнет. Потом, правда, удивляются, почему проблема осталась? Хотя, частично, на уровне официальной статистики подвижки есть. Правда, неофициальная картина куда непригляднее, но на нее ведь можно закрыть глаза?
Увы, история нас ничему не учит, ведь уже обратно раздаются призывы, что надо бы ввести законодательную сухость, что для России и не только может быть весьма чревато. Почему-то значительная часть борцов за народную трезвость удивительно однобоко трактует факты, отбрасывая неугодные им (хотя... этим многие страдают, особенно в вопросах веры) и в упор не замечая минусы. А неудачи предыдущих запретов связывают с тем, что "струсили, не пошли до конца" или "недодавили змия".
 С растущим алкоголизмом бороться надо. Но вдумчиво и комплексно, кавалерийскими наскоками и банальными запретами дело не решишь, наоборот, соберешь такой клубок проблем, что "обычное пьянство" за мёд покажется. Да, есть искушение решить всё и сразу, но в данном случае надо действовать тонко, вдумчиво и на долгосрочную перспективу, если, конечно, хотите решить проблему, а не заработать пару очков популярности. Тогда да, громкие лозунги действуют лучше, а хорошие дела забываются.
Tags: by, алко, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments